Исследовательский проект Каширина Дмитрия. Свидетельство о штурме Константинополя в 1204 году в новгородской «Повести о взятии Царьграда фрягами».

Всероссийский конкурс исследовательских краеведческих работ обучающихся «Отечество», 2016 год

Номинация: Культурное наследие

Тема работы: Свидетельство о штурме Константинополя в 1204 году в новгородской «Повести о взятии Царьграда фрягами».

Подготовил: Каширин Дмитрий Александрович, ученик 10 «Б» класса МАОУ «Гимназия №4» г. Великого Новгорода

 

Руководитель: Петров Игорь Олегович учитель истории и обществознания МАОУ «Гимназия№4» г.Великого Новгорода

 

Введение.

Взятие Константинополя в 1204 году стало кульминационным событием IV крестового похода. Штурм укреплений Царьграда с моря был уникальным военным предприятием, которое увенчалось неожиданным успехом. Это событие, коренным образом изменившее геополитическую ситуацию в Средиземноморье и прилегающих к нему регионах, было отражено во множестве исторических источников, уникальным свидетельством о нём является так называемая «Повесть о взятии Цареграда фрягами», включённая в старший список Новгородской Первой летописи.[1] Автором этой повести большинство исследователей (М.Х.Алешковский, Н.А.Мещерский)[2] называет новгородского архиепископа Антония, который посетил Константинополь в начале XIII века и мог стать свидетелем разграбления города крестоносцами. Анализ текста Повести показывает, что её автор хорошо знал топографию Царьграда,[3] свидетельства о штурме Константинополя, приведённые в Повести, в целом совпадают со свидетельствами западноевропейских и византийских авторов, посвящённых этому событию. Дополнительную информацию об обстоятельствах, предшествующих штурму Константинополя, архиепископ Антоний, вероятно, получил в Галиции, где мог встретиться с пребывающим у князя Романа Мсиславича изгнанным византийским императором Алексеем III Ангелом.[4]

Уникальность свидетельства Повести состоит в том, что её автор не был политически заинтересован в интерпретации событий 1204 года в пользу одной из противоборствующих сторон. Он выражает сочувствие жителям Константинополя, пострадавшим от грабежей крестоносцев, но при этом полагает, что византийская знать сама виновна в совершившихся событиях, так как была занята междоусобной борьбой и привлекла к ней фрягов, не задумываясь о последствиях этого решения. Подробное объективное описание штурма Константинополя в Повести, дополненное свидетельствами иных современников штурма Константинополя, может помочь в осознании причин падения этого хорошо укреплённого города.

Проблема исследования состоит в выяснении степени объективности свидетельства автора новгородской Повести о штурме Константинополя и в установлении возможности его использования при детальной реконструкции боевых действий при взятии города крестоносцами в 1204 году.

Актуальность темы исследования заключается в особом значении изучения уникального свидетельства новгородского очевидца штурма Царьграда участниками IV крестового похода, содержащегося в Новгородской Первой летописи как памятника древнерусской культуры и достоверного источника об одном из крупнейших событий военной истории Средневековья, повлиявшем на всю европейскую цивилизацию.

Цель исследования: на основе комплексного анализа текста Повести установить указанные её автором причины победы крестоносцев при штурме Константинополя в 1204 году.

Задачи исследования:

1)Выявить причины победы крестоносцев, содержащиеся в тексте «Повести о взятии Цареграда фрягами».

2)Сравнить эти причины с теми, которые названы в других источниках.

3)На основе сравнения определить, какие процессы и явления обеспечили успех крестоносцев при взятии города в 1204 году.

Предметом исследования является выявление причин победы крестоносцев при взятии Царьграда.

Объектом исследования являются свидетельства «Повести о взятии Цареграда франками» и других источников об обстоятельствах, обеспечивших военный успех захвативших Константинополь крестоносцев.

Используемые источники. Основным источником является «Повесть о взятии Цареграда фрягами», размещённый в Новгородской Первой летописи старшего и младшего изводов под 1204 годом. Текст Повести отличает эмоциональность и лаконичность, особенно возмущает автора жестокость и алчность фрягов при разграблении Царьграда. Подлинность текста не подвергается сомнению исследователями, её язык имеет определённые отличия от других новгородских литературных текстов конца XII – начала XIII века, прежде всего наличием оборотов, характерных для южных особенностей древнерусского языка. Возможно, это косвенно подтверждает авторство архиепископа Антония, поскольку он несколько лет жил в Галицко-Волынской Руси и мог там усвоить особенности местной речи.[5]

Другим важным источником стал исторический труд маршала Шампани Жоффруа де Виллардуэна «Завоевание Константинополя»[6], сыгравшего большую роль в организации и проведении IV крестового похода. Он был хорошо информирован о всех боевых действиях при штурме Константинополя, поскольку лично принимал участие во всех военных советах. Именно на него была возложена обязанность охранять захваченный Константинополь. В своих описаниях штурма Константинополя, по мнению многих историков, этот автор очень точен в описании деталей и в упоминании дат, обычно он чётко выражает своё видение описываемых событий.[7] Тем не менее, «Завоеванию Константинополя» присуща субъективность, де Виллардуэн стремится показать прежде всего собственные заслуги. Греки для него являются противниками, поэтому он оправдывает все действия руководителей крестового похода, в том числе и разграбление города, считая захват добычи законной компенсацией за вероломство греков.[8]

Важным источником о боевых действиях 1204 года является сочинение Робера де Клари «Завоевание Константинополя».[9] Робер де Клари не играл в IV крестовом походе значительной роли, он происходил не из столь знатной семьи, как Жоффруа де Виллардуэн. Находясь в отряде своего сеньора Пьера Амьенского, он не знал о планировании боевых операций, но зато Робер де Клари подробно и добросовестно описывает свои воспоминания о штурме Константинополя как очевидец этих событий. В отличие от Жоффруа де Виллардуэна, Робер де Клари не столь точен в описании деталей военных действий и лишь приблизительно называет даты событий. Но его исторический труд лишён той тенденциозности, которая была присуща «Завоеванию Константинополя» маршала Шампани.[10] В причинах штурма Константинополя и в победе крестоносцев Робер де Клари видит прежде всего Божий Промысел, который проявляется в отдельных событиях, по человеческому же разумению те события представляются случайными.

В исследовании были использованы также такие источники, как хроника «История завоевания Константинополя» Гунтера Пэрисского[11] и «История» Никиты Хониата.[12]

Используемая историография. Степень изученности темы исследования. В работах Н.А. Мещерского и О.В. Творогова[13] подробно исследована проблема установления авторства Повести о взятии Царьграда фрягами, даётся анализ её художественных особенностей, устанавливается степень достоверности текста. Однако в них не выявляются особенности описания автором Повести боевых действий при штурме Царьграда, не проводится сравнение изложения последовательности действий атакующей стороны и защитников Царьграда с византийскими и западноевропейскими источниками. О важности изучения новгородской Повести в рамках исследования IV крестового похода упоминали Ф.И. Успенский и М.А. Заборов,[14] однако они не выявили особенностей описания боевых действий крестоносцев в этом источнике. Западноевропейские историки вообще не придают новгородской Повести особого значения в реконструкции боевых действий штурма Царьграда.[15] Таким образом, в этом исследовании впервые сделана попытка сопоставить данные новгородской Повести о взятии Царьграда с европейскими источниками для реконструкции боевых действий при штурмах Константинополя участниками IV крестового похода.

Сроки проведения исследования. Исследование проводилось с сентября 2015 года по октябрь 2016 года в Великом Новгороде.

Методы исследования. В ходе исследование использовался комплексный анализ источников, посвящённых событиям IV крестового похода.

На начальном этапе исследования в ходе анализа текста новгородской Повести выявлялись этапы боевых действий при штурме Контантинополя крестоносцами и причины их военного успеха.

На втором этапе происходило сравнение сведений новгородской Повести с данными европейских источников, созданных участниками IV крестового похода, выявлялись соответствия и расхождения.

На третьем этапе исследования полученные выводы сравнивались с данными вещественных источников и данными историографии, посвящённой IV крестовому походу.

На завершающем этапе были сформулированы причины победы крестоносцев и те политические процессы, которые не дали защитникам Константинополя добиться успеха в обороне хорошо укреплённого города.

Личный вклад автора в решении проблемы заключается в выявлении на основе анализа новгородской Повести о взятии Царьграда причин поражения защитников Константинополя, о которых прежде не упоминалось в историографии: использование крестоносцами попутного ветра, предусмотрительная подготовка ими своих кораблей к возможной атаке греческим огнём в результате предательства противников императора Алексея V, использование крестоносцами берегового рельефа у стен Царьграда.

.

Глава 1.Первый штурм Константинополя.

В начале 1204 года Византийская империя переживала острый политический и экономический кризис. Новый василевс Алексей V Мурцуфл (Мурзуфл) устранил других соперников в борьбе за императорский престол – Николу Канаву и бывшего императора Алексея IV. С большим трудом Мурцуфлу удалось подавить выступления городского плебса, выступившего против знати. Финансы империи были разорены, у Алексея V не было денег ни на наёмников, ни на сбор ополчения. Руководители IV крестового похода – дож Венеции Энрико Дандоло и Бонифаций Монферратский были хорошо осведомлены о бедственном положении в Константинополе и, оправдывая своё стремление получить огромные богатства борьбой с узурпировавшим трон Мурцуфлом, начали подготовку к штурму города.[16]

Первый штурм города состоялся 9 апреля 1204 года. Автор «Повести о взятии Царьграда фрягами» так же упоминает этот день, уточняя, что он пришёлся на пяток пятой недели Великого Поста,[17] что может указывать на его непосредственное пребывание в городе в период описываемых событий. На Руси Великий пяток стали праздновать лишь в XVII веке,[18] упоминание об этом дне в Повести как об особом церковном празднике свидетельствует о хорошем знании автором всех обстоятельств описываемых событий. Новгородский автор пишет о том, что крестоносцы пошли к городу на кораблях с «раями на шьглахъ», особыми помостами на высоких шестах (а не осадными башнями), по этим помостам можно было перейти на городские укрепления. На других кораблях были тараны (порокы) и лестницы. Нововведением крестоносцев стало использование наполненных смолой бочек, подвешенных к кораблям на высоких столбах, эти бочки перевешивали через городские стены и выливали смолу, чтобы поджечь город.[19]

Летописец сообщает о том, что наступление фрягов закончилось неудачей, в бою погибло более 100 человек. Эти свидетельства соответствуют сообщениям западноевропейских авторов. Жоффруа де Виллардуэн пишет о том, что крестоносцы стали готовиться к первому штурму в четверг после середины Поста. Это точное указание времени первого штурма – после середины Поста – подтверждает подлинность свидетельств автора Повести. Жоффруа де Виллардуэн упоминает о том, что союзный флот Константинополя растянулся при приближении к городским укреплениям на пол-лье. Из боевого снаряжения на кораблях Жоффруа де Виллардуэн, в отличии от автора новгородской Повести, называет только лестницы. Поскольку крестоносцы были осведомлены о высоте городских укреплений, то лестницы были примерно с высоту городских стен.[20]

Робер де Клари, наоборот, сообщает о том, что некоторые лестницы венецианцев не доставали до вершин стен и башен, даже если их ставили вплотную к ним. Также Робер де Клари повествует о погруженных на корабли крестоносцев особых осадных башен – «свиней», представлявших из себя передвижные площадки на высоких столбах, они использовалась не только для того, чтобы подняться на вражеские укрепления, но и для прикрытия своих воинов. Эти «свиньи» могли быть названы автором Повести «раями», из-за сходства с башенными настилами на кораблях. Также де Клари среди оружия, перевозимого кораблями, называет кошки – камнеметательные орудия и «повозки» — крытые тараны,[21] что ещё раз подтверждает высокую информированность автора новгородской Повести.

Первый приступ Константинополя был неудачным, в Повести сказано, что нападавшим не удалось даже добраться до городских укреплений: «…и не успеша ничьтоже граду». Далее в Повести упоминается о потерях крестоносцев во время первого штурма: «нъ фрягъ избиша близъ 100 муж».[22] Сведения летописца подтверждаются Робером де Клари и Жоффруа де Виллардуэном. Жоффруа де Виллардуэн сообщает, что приступ грекам удалось отраить и нападавшие на город крестоносцы были отогнаны на свои корабли и галеры. Виллардуэн сообщает, что кораблям удалось подойти на столь близкое расстояние к стенам города, что стоящие на них воины могли дотянуться мечами до стоящих на городских укреплениях греков, бой у стен шёл более чем в ста местах. Однако нигде крестоносцам не удалось ступить на стены Константинополя. Виллардуэн не сообщает точных данных о числе потерь среди крестоносцев, однако сообщает, что «в тот день паломники потеряли больше, чем греки, и греки весьма тому радовались».[23]

По свидетельству Робера де Клари, венецианцам удалось подтянуть корабли к крепостным укреплениям на канатах, французы также смогли выставить свои осадные орудия, но византийцы сумели отбить их атаку камнеметательными машинами. Штурм завершился общим отступлением крестоносцев – «…в тот день венецианцы и французы ни в чём не смогли достичь успеха – ни завладеть стенами, ни городом».[24] Неудача штурма, согласно Роберу де Клари, деморализовала крестоносцев и вызвала сомнения в общих успехах боевых действий по овладению Константинополем.[25]

Таким образом, первый штурм Царьграда 1204 года завершился поражением европейских ратников. Согласно «Повести о взятии Царьграда фрягами» и «Историям» Робера де Клари и Жоффруа де Виллардуэна, византийцы оказали упорное сопротивление. Всё это опровергает традиционное мнение отечественной и зарубежной историографии о неспособности василевса Марцуфла организовать оборону от захватчиков.[26] Сравнение текстов свидетельств Робера де Клари, Жоффруа де Виллардуэна с новгородской Повестью позволяет высоко оценить её достоверность в описании боевых действий под стенами Константинополя.

Глава 2.Основной штурм Константинополя и причины победы крестоносцев.

Через три дня, в понедельник Вербной недели начался второй штурм Константинополя, завершившийся его взятием. В описании этих боевых действий автор Повести демонстрирует высокую осведомлённость и отсутствие пристрастности. Согласно тексту Повести, крестоносцы пошли на штурм ранним утром, на восходе Солнца. Новгородец пишет, что варяги направили к Константинополю 40 больших кораблей, скреплённых между собой «бяху же изременани межи них». В кораблях находились конные ратники – «людье на коних, одени в бръне и кони их». Вероятно, часть ратников (наиболее опытные воины, составлявшие передовой отряд) действительно могла находиться непосредственно на конях в полном вооружении, чтобы сразу вступить в бой, другая же находилась спешенными, но также была готова вступить в бой следом за передовыми частями.[27]

Автор Повести делает любопытное уточнение – часть галер и кораблей крестоносцев находились позади, опасаясь атаки греческим огнём «боящеся зажьжения». Далее в тексте Повести содержится уникальная информация – греки действительно подготовили 10 кораблей с зарядами греческого огня, но изменившейся сильный ветер не дал возможности греческим кораблям сблизится с противником. Об изменившемся ветре, который перешёл на северное направление и быстро подогнал суда крестоносцев к городским укреплениям, сообщают и другие источники. Кроме того, крестоносцы были предупреждены об угрозе атаки греческим огнём. Повесть сообщает, что «весть бо имъ бяше далъ Исаковицъ».[28] Таким образом, замысел сожжения флота крестоносцев не был реализован. «Исаковцем» автор Повести называет сына Исаака II Алексея IV Ангела, убитого по приказу Мурзуфла незадолго до начала штурма Царьграда, и тесно связанного с руководителями IV крестового похода. Алексей IV, рассматривавший крестоносцев как своих союзников в борьбе за власть, действительно мог сообщить им многое о военных приёмах ромеев и крестоносцы имели возможность подготовиться к неожиданному удару греческим огнём. Эту версию подтверждают свидетельства Жоффруа де Виллардуэна и Робера де Клари о подготовке кораблей перед атакой на Царьград. В них сказано, что венецианцы все три дня укрепляли свои корабли, покрывая их ветвями, виноградными лозами и особыми деревянными настилами.[29] Это могла быть не только защита от камнемётов, но и от греческого огня: при попадании огненной струи деревянные щитки и ветви сбрасывали в море, чтобы корабль не объяло пламя.[30]

Далее, по свидетельству новгородского автора, крестоносцам удалось сойти с кораблей и овладеть скалами, подходящими к стенам. Высказывание Повести о том, что «…бьяхуть с высокыхъ скалъ на граде грекы и варягы камениемь, и стрелами и сулицами» даёт возможность предположить, что для отражения атаки крестоносцев часть греческих воинов и варяжских воинов императорской гвардии перешла на примыкавшие к стенам и башням скалам. Однако натиск крестоносцев был слишком мощен – по нижним возвышенностям крестоносцы вошли в Константинополь – «… с нижьнихъ на град сълезоша; и тако възяша град».[31]

Остатки больших возвышенностей зафиксированы у фрагментов крепостных сооружений Константинополя, о них неоднократно упоминают греческие авторы.[32] Этот стремительный прорыв в город крестоносцы смогли совершить, собрав все свои основные силы воедино, сразу после высадки на берег без подготовки вступая в бой.

Это сообщение о взятии Константинополя может быть дополнено свидетельством Жоффруа де Виллардуэна о вступлении в бой с высоких лестниц непосредственно с кораблей: два корабля – «Парадиз» и «Пилигрим», связанные воедино, подошли к одной из башен и два воина – француз Андрэ Дюрбуаз и венецианец, взобрались по лестнице на башню, за ними устремились другие крестоносцы.[33]

Другую версию взятия Константинополя излагает Робер де Клари. Согласно его версии, взять город помог его брат клирик Альом де Клари, который помог разобрать заваленный камнями вход в город, а затем, вооружённый одним ножом, первым ворвался за стену и обратил греков в бегство. Вероятно, эпизод с замурованным входом мог произойти, не случайно Робер де Клари упоминает о нём, однако трудно определить, насколько велика была роль брата Робера де Клари в поисках замурованной и двери и в её освобождении от завалов. Неясно, существовала ли вообще тайная дверь. Эти сведения Робера де Клари не подтверждены другими источниками, кроме того, исследователям не известны тайные ворота в стенах Константинополя.

Всего в крепости к концу XII века насчитывалось 16 больших и 9 малых ворот, при этом наименьшие ворота имели проём шириной около 5,5 метров и высотой в 4,3 метра, так что назвать их тайными было возможно лишь условно. Версия новгородской Повести может быть оценена как более убедительная – по перекинутым с возвышенностей к стенам лестницам крестоносцы могли войти в город.[34]

Таким образом, оборона города была на первых порах достаточно упорной, особенно отличалась варяжская императорская гвардия. Не случайно крестоносцы, войдя за стены, не решились продолжать продвижение вглубь города, опасаясь боя на улицах, кроме того, после ожесточённого штурма воинам был необходим отдых.

Новгородский автор сообщает, что Мурзуфл пытался организовать сопротивление в городе, но «побегоша от него вси». Вероятно, участие в заговорах против предшественников и организация убийства Алексея IV, ослабили авторитет василевса. Почувствовав грозящую опасность от не подчиняющейся ему знати, Мурзуфл бежал прочь и на «Коньнемь торгу» попытался поднять народ против крестоносцев, обвиняя знать в измене – «…и многа жалова на бояры и на все люди».[35] Однако поддержки Мурзуфл так и не получил и потому покинул город.

4.Заключение.

Таким образом, сведения Повести о взятии Константинополя в 1204 году, как и сведения о первом штурме этого города крестоносцами, подтверждается западноевропейскими и византийскими источниками, созданными очевидцами штурма. При этом выявляется уникальная информированность автора новгородской Повести о деталях первого и второго штурма Царьграда и его объективность при описании событий.

Согласно автору Повести, победа крестоносцев не была изначально обусловленной, отражённый первый штурм показал стремление защитников города дать отпор захватчикам и высокие полководческие данные Алексея V. Сами крестоносцы не были столь сплочёнными при осаде города, что повышало шансы Мурзуфла на успех. Однако обстоятельства (прежде всего, политические интриги противников византийского императора) помешали развить наметившийся успех.

Основными причинами взятия города «Повесть о взятии Царьграда фрягами» называет попутный крестоносцам ветер, отсутствие активной поддержки Мурзуфла знатью и частью населения, предварительную подготовку кораблей крестоносцев к атаке греческим огнём, использование европейскими воинами рельефа местности рядом с городскими укреплениями.

Согласно новгородской Повести о взятии Царьграда победа крестоносцев не была изначально обусловленной, их потери при штурме были весьма значительны и в случае наличия у Мурзуфла большей поддержки в политической элите империи исход боевых действий мог быть иным.

Материалы исследования были использованы на факультативных занятиях в МАОУ «Гимназия №4», посвящённых культуре Древнего Новгорода и на уроках истории в 6-х и 10-х классах.

В дальнейшем планируется изучение сведений новгородских летописей о другой великой битве Средневековья – сражении при Грюнвальде в 1410 году.

Источники.

1.Гунтер Пэрисский. История завоевания Константинополя//Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. М., «Высшая школа», 1977.

2.Виллардуэн Жоффруа де. Взятие Константинополя (Перевод О.Н.Смолицкой и А.С, Парина). М., «Наука», 1984.

3.Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Констинтинополя (перевод и комментарии М.А. Заборова). М., «Наука», 1989.

4.Никита Хониат. История: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/Xoniat/.

5.Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М., Языки русской культуры, 2000. С.46-49.

6.Робер де Клари. Завоевание Константинополя (перевод и комментарии М.А.Заборова). М., «Наука», 1986.

Библиография.

1.Алешковский М.Х. Повесть временных лет: судьба литературного произведения в Древней Руси. М., «Наука», 1971.

2.Голубинский Е.Е. История Русской церкви. Т.1. М., Паломник, 1998.

3.Заборов М.А, Крестоносцы на Востоке. М., «Наука», 1980.

4.Контамин Ф. Война в средние века. М., Ювента, 2001.

5.Мещерский Н.А. Древнерусская повесть о взятии Царьграда фрягами//Византийский временник. Т.9. М., «Наука», 1956.

6.Петросян Ю. А., Юсупов А. Р. Город на двух континентах. М., «Наука», 1977.

7.Творогов О.В. Повесть о взятии Царьграда фрягами// Словарь книжников и книжности Древней Руси. Выпуск 1. Л., «Наука», 1987.

8.Успенский Ф.И.История Византийской империи. Т.2. М., Клио, 1994. С.132-136;

9.Успенский Ф.И. История крестовых походов. М., Издательство «Даръ», 2005.

10.Филипс Д. Четвёртый крестовый поход. М., Астрель, 2010.


  1. Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М., Языки русской культуры, 2000. С.46-49.
  2. Алешковский М.Х. Повесть временных лет: судьба литературного произведения в Древней Руси. М., «Наука», 1971. С.123; Мещерский Н.А. Древнерусская повесть о взятии Царьграда фрягами//Византийский временник. Т.9. М., «Наука», 1956. С.45-46.
  3. Мещерский Н.А. Древнерусская повесть… С.47.
  4. Там же. С.48-49.
  5. Алешковский М.Х. Повесть временных лет… С.130; Творогов О.В. Повесть о взятии Царьграда фрягами// Словарь книжников и книжности Древней Руси. Выпуск 1. Л., «Наука», 1987. С.234-235.
  6. В исследовании были использованы два перевода: Виллардуэн Жоффруа де. Взятие Константинополя (Перевод О.Н.Смолицкой и А.С, Парина). М., «Наука», 1984; Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Констинтинополя (перевод и комментарии М.А. Заборова). М., «Наука», 1989.
  7. Заборов М.А. «Завоевание Константинополя» Жоффруа де Виллардуэна и историческая мысль средневековья//Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Контантинополя. С.140-146.
  8. Жоффруа де Виллардуэн. Завоевание Константинополя.LX.
  9. Робер де Клари. Завоевание Константинополя (перевод и комментарии М.А.Заборова). М., «Наука», 1986.
  10. Заборов М.А. Робер де Клари и его хроника как памятник исторической мысли средневековья//Робер де Клари. Завоевание Константинополя. С.101-112.
  11. Гунтер Пэрисский. История завоевания Константинополя//Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. М., «Высшая школа», 1977. С.266-268.
  12. Никита Хониат. История: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/Xoniat/.
  13. Мещерский Н.А. Древнерусская повесть о взятии Царьграда фрягами//Византийский временник. Т.9. М., «Наука», 1956; Творогов О.В. Повесть о взятии Царьграда фрягами// Словарь книжников и книжности Древней Руси. Выпуск 1. Л., «Наука», 1987. С.223-232.
  14. Успенский Ф.И. История крестовых походов. М., Издательство «Даръ», 2005. С.87-88; Заборов М.А, Крестоносцы на Востоке. М., «Наука», 1980. С.112-116.
  15. Филипс Д. Четвёртый крестовый поход. М., Астрель, 2010. С.64.
  16. Успенский Ф.И. История крестовых походов. М., Издательство «Даръ», 2005. С.125; Заборов М.А, Крестоносцы на Востоке. М., «Наука», 1980. С.238-240; Филипс Д. Четвёртый крестовый поход. М., Астрель, 2010. С.359.
  17. НПЛ. С.48.
  18. Голубинский Е.Е. История Русской церкви. Т.1. М., Паломник, 1998. С.256.
  19. НПЛ. С.48.
  20. Жоффруа де Виллардуэн. Взятие Константинополя. LII. 236-238.
  21. Робер де Клари. Завоевание Константинополя.LXIX.
  22. НПЛ. С.48.
  23. Жоффруа де Вилларуэн. Взятие Константинополя. LII. С. 237-239.
  24. Робер де Клари. Завоевание Константинополя. LXXI.
  25. Там же. LXXII.
  26. Успенский Ф.И. История крестовых походов. С.234; его же: История Византийской империи. Т.2. М., Клио, 1994. С.132-136; Филипс Д. Четвёртый крестовый поход. С.367.
  27. НПЛ. С.48.
  28. Там же. С.48.
  29. Робер де Клари. Завоевание Константинополя.LXIX.
  30. Контамин Ф. Война в средние века. М., Ювента, 2001. С.124-125.
  31. НПЛ. С.48.
  32. Успенский Ф.И. История Византийской империи. Т.1. С.231-233.
  33. Жоффруа де Виллардуэн. Взятие Константинополя. LIII, 242.
  34. Петросян Ю. А., Юсупов А. Р. Город на двух континентах. М., «Наука», 1977. С.115-117.
  35. НПЛ. С.48.

Переход на главную страницу «Творческие дела ученические»

ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ