Исследовательский проект Литвинова Глеба. Проблема выбора тактики и стратегии для отрядов Якоба Делагарди при штурме Новгорода в 1611 году.

  1. Конкурс исследовательских краеведческих работ участников туристско-краеведческого движения «Отечество», 2012 год

    Номинация «Военная история края»

    Тема: Проблема выбора тактики и стратегии для отрядов Якоба Делагарди при штурме Новгорода в 1611 году

    Выполнил: Литвинов Глеб, 9А класс

    Педагог: Петров Игорь Олегович,  учитель истории и обществознания  Великий Новгород

     

     

    Введение.

    Теме захвата шведами Новгородской земли посвящено немало работ, однако они в основном рассматривают вопросы, связанные с оккупацией Великого Новгорода шведами.[1] Между тем захват такого крупного города, как Новгород, обладающего развитой системой укреплений, сравнительно небольшими силами при активной защите обороняющихся – факт, уникальный для военной истории XVIIвека, требующий тщательного изучения по критериям военной истории. Для военного европейского искусства этого периода характерна долгая планомерная осада городов, сдачу старались обеспечить не штурмом, а измором, лишая жителей подвоза продовольствия и изматывая артиллерийскими обстрелами.[2]

    Шведский военачальник Якоб Делагарди в случае штурма Новгорода становится новатором в стратегии и тактике, отступившим от канонов военного мастерства начала XVII века.[3] В этой работе сделана попытка анализа проблемы причин выбора Якобом Делагарди тактики быстрого штурма и полного успеха этой тактики, обеспечившей военный успех, не смотря на героическое сопротивление защитников Великого Новгорода.

    Актуальность темы.Изучение темы военных действий России и Швеции в настоящее время очень актуально, учитывая растущий интерес населения Новгородской области и Скандинавии к изучению совместных связей. Новгородская область успешно взаимодействует с международной организацией «Ассоциация Сотрудничества со Странами Северной Европы «НОРДЕН», активным членом которой является Швеция. Новгородский регион участвует в международных проектах сотрудничества между музеями Скандинавии «Общее историческое прошлое – для общего будущего»; шведский музей Готланда (TheGotlandMuseum), другие культурные и просветительские организации Швеции принимают участие в организации интерактивного шоу «Шум Гора» в Батецком районе. Однако деятельность Ассоциации пока ограничена периодом военной истории Раннего Средневековья, прежде всего, эпохой викингов. Между тем в самой Швеции и в России растёт интерес к военной истории первой половины XVII века, о чём свидетельствует увеличение количества российских и шведских военно-исторических клубов и клубов исторической реконструкции, чья деятельность связана с этим хронологическим периодом.

    В 2011 году в Великом Новгороде на базе Городского Дворца культуры прошла игра для учащихся 7-11 классов «Удар золотого льва», посвящённая борьбе новгородцев против шведской оккупации. В игре приняли участие 123 представителя из 9 учебных заведений Великого Новгорода. Поэтому изучение военных действий отрядов Якоба Делагарди на территории Новгородской земли востребовано и перспективно.

    Объект исследования: тактика и стратегия, выбранная Якобом Делагарди для ведения боевых действий под Новгородом 16 июля 1611 года.

    Предмет исследования: взаимосвязь тактики и стратегии, избранной Якобом Делагарди при штурме Новгорода и влияние на этот выбор состава боевых частей шведской армии, находившихся под Новгородом в июле 1611 года.

    Цель этого исследования: определить причины успешности быстрого штурма Новгородских укреплений войсками Якоба Делагарди и степени обоснованности выбора шведским военачальником стратегии и тактики штурма новгородских укреплений..

    Для достижения цели в ходе исследования решались следующие задачи:

    1.Комплексный анализ источников и историографии по штурму Великого Новгорода отрядами Якоба Делагарди в 1611 году.

    2.Сравнительный анализ боевых качеств отрядов Делагарди и защитников Новгорода.

    3.Выявление особенностей стратегии и тактики Якоба Делагарди при штурме Новгородских укреплений.

    4.Определение влияния действий Делагарди под Новгородом в 1611 году на военные реформы Густава II Адольфа.

    Источники. В исследовательской деятельности были использованы русские и западноевропейские источники XVII века: «Новый летописец»,[4] Новгородская III летопись,[5] сочинения Матвея Шаума «История достопамятных происшествий, случившихся со Лже-Димитрием и о взятии Великого Новгорода»,[6] Петра Петрея«История о Великом княжестве Московском»,[7] ЮханаВидекинда «История шведско-московской войны XVII века», а также план шведского штурма Великого Новгорода в 1611 году.[8]

    Взятие Новгорода отрядами Делагарди описано в «Новом летописце» («Книга глаголемая Новый летописец»), возможно, что его автор пользовался и новгородскими свидетельствами о штурме.[9]

    Подробное описание штурма Новгорода содержится в Новгородской III летописи, которая была создана во второй половине XVII века. Стилистически эта летописное свидетельство основывалось на повести «О взятии Московском и о пленении земли Руские от царя Тахтамыша». Поэтому, по мнению П.В. Седова, из свидетельств этой летописи необходимо отбирать только те факты, которые не имеют прямых параллелей с текстом «Сказания». [10]

    Осада Новгорода описана во многих западноевропейских источниках. Шведский дипломат Петр Петрейде Ерзелунда (1570-1622 гг.), близкий к правительственным кругам Швеции и к королю Карлу IX, лично знавший Деалгарди, описал взятие Новгорода в своём сочинении «История о Великом княжестве Московском»(«Regin Muschowitici Sciographia») (другое название — «MuschowitiskeCronika»), завершённом в 1615 году. Возможно, Петрей был свидетелем взятия Новгорода, так как находился в этом году с дипломатической миссией в России, но, скорее всего, он занимал позиции наблюдателя штурма и по долгу дипломатической службы не мог непосредственно принимать участие в боевых действиях. В пользу оригинальности сведений Петра Петрея о взятии Новгорода свидетельствует то, что в сочинении Конрада Буссова «Московская хроника», которой пользовался Петрей, взятие Новгорода не описано.[11] Петр Петрей овладел русским языком и был прекрасно информирован о реакции различных слоёв жителей Великого Новгорода на завоевание города войсками Делагарди. Эти сведения он мог использовать, когда писал свою книгу.

    Очевидцем взятия Новгорода стал полевой священник в армии Делагарди немец Матвей Шаум, составивший подробное описание этого события в своей «Истории достопамятных происшествий, случившихся со Лже-Димитрием и о взятии Великого Новгорода» (другое название – «Трагедия Дмитрия Московского»:«Тrаgoedia Demetrio-Moscovitica», напечатанной в 1614 году). Будучи армейским священником, Шаум мог находиться в непосредственной близости от боевых действий, а то, что он не был шведом, должно было придать большую объективность его свидетельствам. Однако из контекста его сочинения следует, что Шаум был негативно настроен по отношению к русским, акцентируя своё повествование на отрицательные с его точки зрения стороны быта России того времени. Поэтому в описании взятия Новгорода Шаум преимущественно выступает как защитник действий Делагарди, который в его описании приобретает черты идеального полководца.[12]

    Много ценных свидетельств о взятии Новгорода армией Делагарди содержится в сочинении Юхана Видекинда (Johan Widekindi) «История шведско-московской войны XVII века» («Thetsvenska i Rysslandtijoåhrs krijgs historie», изданной в 1671 году. Одна из главных целей этого капитального труда, выдающегося памятника шведской историографии – представить в выгодном свете политику по отношению к России Якоба , отца покровителя Видекинда – риксканцлера Швеции Магнуса Делагарди. Этим заранее был определён характер сочинения, оправдывающей завоевание Новгорода и его долгую оккупацию. Однако, созданная спустя долгое время «История шведско-московской войны XVII века» не потеряла своего значения, поскольку Видекинд имел доступ к документам королевского архива Швеции, будучи королевским историографом.

    Сохранились такие уникальные источники по штурму Новгорода, как шведские планы его штурма. Наиболее подробный план выполнен УлофомХанссоном.[13] На этом плане указано движение воинских частей Делагарди с самого начала штурма и выделены наиболее важные объекты, связанные со взятием Новгорода.

    Используемая историография и степень изученности темы исследования. Теме захвата Новгорода шведами посвящено значительное количество исследовательских работ. Н.И. Костомаров и Платонов считали, что главной причиной быстрого захвата явилось желание части новгородцев пригласить на престол сына шведского короля, а также разногласия в руководстве новгородской обороны.[14] Историки, придерживающиеся марксисткой теории развития общества – В.А.Фигаровский и И.П. Шаскольский полагали, что в период штурма шведов проявились классовые противоречия между ремесленной частью населения, казаками и стрельцами и новгородским боярством, склонным к сотрудничеству со шведами для сохранения своих владений и влияния в городе.[15] Поэтому руководства обороной Новгорода фактически не было и героически обороняющиеся защитники города были заранее обречены на поражение. Р.Г. Скрынников главной причиной поражения новгородцев называл двойственную политику В.И. Бутурлина, не терявшего надежды добиться успеха в переговорах со шведами и не подготовившим должным образом город к обороне.

    Захвату Новгорода шведами посвящена работа П.В.Седова, опубликованная в Новгородском историческом сборнике в 1993 году.[16] В его работе используются новые источники о починке городских укреплений в 1611 году и документы новгородской приказной избы, вывезенные в Швецию в 1617 г. Этому же автору принадлежит статья о предательстве Ивана Прокофьева Шваля «Интриги Смутного времени, или Как холоп Шваль предал новгородцев». В этой работе П.В. Седов обосновывает версию о предательстве Шваля упоминаниями в источниках о быстроте штурма шведами новгородских укреплений[17].

    В современной российской историографии нет детального анализа штурма Великого Новгорода с позиций военно-исторической науки, однако развит критический подход к изучению источников, подробно исследованы причины этого штурма и его последствия как для истории России, так и для истории Швеции.

    На основе анализа источников и данных историографии, была выдвинута гипотеза исследования: успешное взятие Новгорода в 1611 году было обусловлено умелым тактическим использованием Делагарди особенностей амуниции и вооружения своих отрядов, их личного состава и принадлежности к различным родам войск, а также учётом обстоятельств поражения шведов под Клушином.

    Исследование осуществлялось с ноября 2011 по сентябрь 2012 года на территории Великого Новгорода, в этот период, наряду с комплексным анализом источников, проводилось визуальное полевое изучение поверхности Окольного города в июне-июле 2012 года в районе бывших Чудинцевых ворот.

    Новизна исследования состоит в том, что автор сравнивает данные письменных источников с особенностями устройства и вооружения отрядов Делагарди для выявления причин выбора шведским военачальником тактики и стратегии, использованной при штурме Великого Новгорода в 1611 году. Автор считает, что именно эти особенности, а не возможное предательство И. Шваля стали главными причинами быстрого успеха отрядов Делагарди при штурме новгородских укреплений.

    Хронологические рамки исследования: 1-17 июля 1611 года.

    1.Основная часть.

    1.1.Общая историческая ситуация в 1611 году в Балтийском регионе и причины захвата Новгорода отрядами Якоба Делагарди.

    В 1611 году Новгородская земля стала объектом активных геополитических действий Шведского королевства, стремящегося усилить свои позиции в Балтийском регионе и потеснить Габсбургов. Крайне нестабильная ситуация в государственном управлении России в период Смутного времени, делала возможной закрепление за Швецией северо-западных русских территорий, которые в будущем можно было использовать как плацдарм для военных действий против главнейших политических соперников Стокгольма, прежде всего Польши.

    Новгороду предстояло выдержать удар военных сил одного из лучших европейских полководцев того времени, ученика прославленного Морица Оранского — Якоба Понтуса (Понтуссона) Делагарди, барона Колькского и Рунзского. Долгое пребывание Делагарди в России дало ему возможность хорошо изучить не только топографию местности будущих боевых действий, боевые укрепления Великого Новгорода, сильные и слабые стороны российской армии, но также и общую расстановку политических сил в России и даже приобрести на её территории своих сторонников. Пребывание Выборгского договора от 28 февраля 1609 года. После свержения Василия Шуйского, в законности которого сомневались многие жители России у Делагарди появился повод для самостоятельных действий на территории Российского царства. Популярность Делагарди придавала и близость молодого шведского полководца к Михаилу Васильевичу Скопину-Шуйскому.[18] Таким образом, у Делагарди появился шанс добиться видного положения в политической элите Швеции, присоединив к шведской сфере влияния значительные земли, и, одновременно, расплатиться с многочисленными долгами, которые молодой барон наделал, собираясь в поход в Россию и вербуя наёмные отряды. Сосредоточив в своих руках контроль за торговлей пушниной и иными товарами из России, Делагарди мог удовлетворить требования кредиторов.

    Героическая оборона Новгорода против отрядов Делагарди стала значительным событием истории Смутного времени и отныне отражена в памятнике монументального искусства – на одном из рельефов у колонны Воинской славы в Великом Новгороде. В военную историю России вошли имена протопопа Амоса, героически сражавшегося на своём дворе от шведов, стрелецкого головы Василия Гаютина, дьяка Афиногена Голенищева, казачьего атамана Тимофея Шарова, не отступивших перед натиском шведов и многих других известных и безвестных защитников Новгорода.

    Однако, не смотря на героизм обороняющихся стрельцов и казаков, о котором упоминается и в европейских источниках,[19] Новгород был захваченза очень короткое время. В русских источниках основная вина за взятие Новгорода возлагалась на Ивашку Шваля, открывшему Чудинцевы ворота шведам.[20] Однако в шведских источниках о предательстве Шваля нет никаких упоминаний. Большинство современных историков персонифицируют Ивашку Шваля с дворовым человеком Ивана Лутохина, который действительно был доверенным лицом Делагарди.[21] Переход на сторону противника в Смутное время был достаточно частым явлением, насильственное отречение Василия Шуйского усилило шатания в русском обществе. Сам новгородский воевода Василий Бутурлин вёл переговоры с Делагарди и добивался расположения шведского короля. Однако факт предательства не объясняет быстрого успеха штурма шведов, которому русские смогли оказать упорное сопротивление, ведя частую стрельбу со стен и башен Окольного города.

    1.2. Силы защитников Великого Новгорода и военный состав корпуса Якоба Делагарди.

    Следует отметить, что укрепления Великого Новгорода в 1611 году находились в неудовлетворительном состоянии. Хотя иностранные очевидцы отмечают продуманность системы обороны Новгорода, однако к 1611 году ремонтные работы по усилению стен Окольного города не были проведены.[22] Поэтому новгородцам, стрельцам и казакам пришлось спешно чинить городские укрепления. При этом выявилась нехватка самого необходимого для обороны, например, недоставало даже лестниц для подъёма на стены.[23]

    Число оборонявших Новгород военных сил не было велико, около двух тысяч казаков, дворян, астраханских стрельцов, а также 49 татар и 69 монастырских слуг. Из них самыми боеспособными были дворяне, казаки и стрельцы.[24] На их вооружении находились ружья с кремнёвыми затворами, не уступающие европейским аналогам. Сильной стороной в обороне Новгорода была многочисленная артиллерия, превосходящая по боевой мощи артиллерию Делагарди.[25] Стрелецкий и казачий гарнизон был хорошо обучен перезарядке орудий, однако не всё хорошо обстояло с прицельностью стрельбы, поэтому некоторые залпы давались впустую, без учёта расстояния от противника. Тем не менее, высокие боевые качества новгородского гарнизона и желание сражаться были неоспоримы. Это позволило отбить первое нападение наёмных отрядов Делагарди на Новгород 8 июля 1611 года, а 12 июля была сделана вылазка против шведов. Для того, чтобы иметь возможность лучше видеть передвижения вражеских частей и лишить их продовольствия, новгородцы подожгли городские окраины и окрестные монастыри.

    Однако у новгородской обороны не было единого командования – Василий Иванович Бутурлин, представитель русского ополчения Прокопия Лопухина не координировал свои действия с новгородским воеводой Иваном Никитичем Одоевским Большим. Новый летописец и Новгородская третья летопись обвиняют в этом В.И. Бутурлина, приписывая ему беспечность в делах, угодничество перед Делагарди и пьянство.[26] По свидетельству источников, именно В.И. Бутурлин отдал приказ громить купеческие дворы на Торговой стороне и не помог защите Окольного города.[27] Противостояние воевод значительно ослабляло защиту Новгорода.

    Однако отряды Якоба Делагарди также находились не в лучшем положении. Силы шведского полководца, вошедшие в пределы Московского государства по условиям Выборгского договора, первоначально равнялись 2 тысячам конницы и 3 тысячам пехоты. Войско состояло из шведов, финнов, немцев, французов, англичан и шотландцев. Однако за годы пребывания в России армия Делагарди сильно изменилась по своему составу, а после поражения под Клушино многие воины шведской армии перешли на сторону поляков.[28] Но самые стойкие части армии, прежде всего, шведы и финны, остались верны своему полководцу. Правда, и среди них распространялись идеи о том, что необходимо уходить из России, поскольку боевые действия на её территории существенно отличались от европейских.[29] Поэтому Делагарди было необходимо быстрее захватить Новгород, чтобы восполнить убытки после Клушинской битвы и обеспечить свою армию продовольствием и отдыхом.

    Во взятии Новгорода участвовали следующие шведские части: пехотный полк Рейхенберга – Веламссона, укомплектованный из шведов, уроженцев Норланда, и финнов из Остерботтни. Численность полка во время штурма Новгорода неизвестна. Также Новгород штурмовала лейб-кампания (livfänika) Делагарди, под началом Даниэля Хепбёрна.[30] Особую роль в штурме Новгорода сыграл опытный полководец Эверт Горн.

    Если русские превосходили отряды Делагарди в артиллерии, то армия оккупантов имела преимущества в кавалерии. Русская армия начала XVII века была лишена рейтарских полков, которые сражались в конном строе с применением огнестрельного оружия. Шведские рейтары могли атаковать шеренгами и в пешем строе, используя привычный способ стрельбы – двумя передними шеренгами, при этом первый ряд стрелял дважды – с 20 и 5 метров. Далее рейтары вступали в рукопашный бой, используя холодное рубящее оружие. Шведы славились сильным ударом с плеча, что впоследствии привело к введению стального погона в европейских армиях для защиты от шведских палашей.[31] Пеший строй рейтар, ведущий залповую прицельную стрельбу, мог использоваться при штурме ближних укреплений. Меткость шведов была доказано при Клушино, когда поляки только с помощью артиллерийского удара прямой наводкой смогли рассеять стрелков Делагарди.

    В условиях уличного боя могла эффективно использоваться финская кавалерия. Финских рейтар называли гаккапелитами, это название произошло от слова «Хаккаапяяля», что означает «Руби сверху».[32] Само название показывает, что финские рейтары, наравне со шведскими, владели техникой удара сверху с плеча, эффективного против литовского и польского доспеха, распространённого в русской армии. Лёгкость вооружения и экипировки рейтар делала возможность вести бой как в конном, так и в пешем строю, не теряя при этом подвижности. Кроме того, даже облегчённый доспех могли приобрести только элитные части шведской армии или опытные наёмники, обычно же финские кавалеристы одевали суконную одежду и шапки с опушкой, похожие на русские. Вооружение кавалерии состояло из пистолетов, но использовались и карабины. Вооружение финской кавалерии состояло из пистолетов, но также использовались и карабины. Гаккапелиты могли сражаться и с использование строя караколь, и в рассыпном строю. Подвижная финская кавалерия легко маневрировала и в узких переулках, и в условиях бездорожья и болотистой местности.

    Шведские пехотинцы были одеты в лёгкие суконные костюмы, очень просторные, напоминающие одежду шведских крестьян. Это давало шведской пехоте преимущество в подвижности и помогало преодолевать насыпи и рвы. Шведские пехотинцы вели наступление и с использованием нидерландской тактики, наступая сомкнутым строем с выставленными пиками, и врассыпную, используя приёмы рукопашного боя.[33]

    Таким образом, анализ состава военных частей подтверждает правильность тактики, избранной русскими и Делагарди в боевых действиях под Новгородом. Русские могли использовать преимущество в артиллерии, заняв глухую оборону на укреплениях Окольного города и при случае делать вылазки против сил Делагарди. Сам Делагарди должен применить тактику быстрого штурма силами шведской пехоты и финской конницы и стараясь свести на нет огневую мощь русских отвлекающим ударом.

    1.3.Подготовка к штурму, особенности тактики и стратегии Якоба Делагарди во время штурма Новгорода.

    Русские источники не содержат никаких данных о расположении частей Делагарди. Матвей Шаум пишет, что со стороны с западной стороны к укреплениям пошли шотландские и английские наёмники, с восточной стороны – немецкие отряды, в центре находились шведские части.[34] Эти данные подтверждаются шведским планом штурма новгородских укреплений. Из расположения воинских частей видно, что главную роль во взятии Новгорода должны были играть шведы, поскольку Делагарди не доверял наёмникам после предательства некоторых их отрядов при Клушино.

    Шаум сообщает, что подход к городу совершался в предутренних сумерках.[35] Видекинд пишет, что движение шведов началось в полночь.[36] Возможно, что в полной темноте началось общее построение отрядов. Ночь давала возможность скрыть подготовку к штурму в условиях выжженных городских окрестностей. Лёгкое вооружение шведов позволяло быстро передвигаться и не издавало шума. Всё это обеспечило фактор неожиданности.

    Перед началом штурма Делагарди попытался поднять боевой дух своих воинов, напомнив им о бедственном положении, в котором они оказались после того, как русское правительство не выплатило им жалование и о богатой добыче, которая ожидала их в случае победы.[37]

    Одновременно Делагарди произвёл отвлекающий манёвр, приказав небольшому отряду подойти с восточной стороны Новгорода, где укрепления были очень слабы, и откуда русские ожидали удара противника, и поднять шум, для отвлечения сил защитников города. Возможно, что в этом отряде находился и Матвей Шаум, поскольку он употребляет слово «мы» — wir.[38] Включение священника в отряд свидетельствует о том, что от этой боевой единицы не ожидалось активных боевых действий.

    Другой отвлекающий манёвр во время штурма – атака шведов на небольших судах (вероятно, взятых у местных жителей) плавучей башни, поставленной на Волхове около Борисоглебской и Петровской башнями. Захвата самой башни не предполагалось, поскольку на плане есть надпись, что нападение было предпринято «для виду».[39]

    Военная хитрость Делагарди удалась. Большинство защитников находились на восточных укреплениях и не ожидали удара с запада. Воспользовавшись кратким замешательством, воины Делагарди пошли на штурм Окольного города. На плане осады Новгорода указано, что штурм проходил в сразу нескольких участках. Как следует из описания боя Петра Петрея, успешнее всего было продвижение на вал шведов в районе Чудинцевых ворот, эти отряды показали в сражении большую храбрость. Этот успех объясним высокими боевыми качествами шведских воинов, их хорошим вооружением и лёгкостью амуниции. И в настоящее время, когда вал Окольного города долгое время не реставрировался, его поверхность, покрытая дёрном и травой и в сухое время на некоторых участках около Чудинцевой улицы трудна для подъёма. Даже небольшая влажность значительно затрудняет подъём на вал. Суглинок сразу начинает скользить, делая подъём опасным. Тяжело вооружённым пехотинцам подняться на вал было довольно затруднительно, лёгкая пехота получала в штурме искусственных насыпей преимущества и могла выйти к укреплениям Окольного города ещё до того, как защитники успевали перезарядить ружья и пушки.

    По сведениям Петрея и Видекинда, Делагарди использовал во время штурма петарды.[40] Петарда представляла из себя медный сосуд, наполненный чёрным порохом. К отверстию сосуда прикреплялся фитиль, длина которого регулировалась в зависимости от времени, необходимого для того, чтобы солдаты. Подложившие петарду под укрепление, могли убежать. Взрыв петарды сопровождался резким хлопком, отсюда и название петарды – от французского слова Pétard, что значит «шум», «скандал», «тревога» (от слова peter – «разрываться с треском»). Согласно Видекинду, петарда взорвалась с оглушительным грохотом, проделав в укреплениях брешь, куда устремились шведы. Однако Шаум сообщает, что петарда не взорвалась, так как «управляющий тараном» (так называли мастеров взрывного дела) был застрелен.[41] Поэтому солдаты Делагарди отбили Чудинцевы ворота изнутри. Это противоречие может быть объяснено тем, что Видекинд создавал своё описание намного позже штурма, и пользуясь донесениями о штурме и его планом, где указано использование петард, сделал вывод о возможном подрыве укреплений.

    Однако возможно и другое объяснение этого противоречия в сведениях источников. На плане штурма указано, что отрядов петардистов было несколько. Поэтому убитым мог быть мастер, устанавливающий петарду непосредственно у Чудинцевых ворот. Другая петарда могла быть заложена неподалёку другим мастером и взорвана (отряды петардистов в конце XVI-XVII веков состояли обычно из трёх-четырёх человек, среди них был один старший – «мастер», и отвечал за размещение петарды и поджог фитиля).[42]

    О том, что петарда была взорвана не рядом с воротами, свидетельствуют упоминания Видекинда о том, что петарда разрушила вал в том месте, где были ворота, но не сами ворота. Поэтому воины шли не по ровной дороге, им приходилось подниматься на вал, усеянный многочисленными обломками.[43]

    Если бы Ивашка Шваль действительно открыл ворота шведам, как уговаривался с Делагарди до штурма города, то вряд ли полководец стал бы задействовать во время штурма несколько петард. Видекинд пишет, что Делагарди вообще не доверял русским, заявлявшим о желании сотрудничать с ним, так он принял советов Бутурлина о военной хитрости — ложном отступлении от города.[44]

    В прорыв вала устремилась пехота, она отбила у русских ворота и открыла их коннице. Шаум, Петрей, Видукинд пишут о том, что русские быстро опомнились и начали стрельбу по врагу из башен Окольного города. Однако, после атаки конницы, захватившей городские улицы, оборона стала бессмысленной. Быстрым ударом шведы овладели Великим мостом через Волхов, отсекая защитникам укреплений путь к отступлению. Немецким наёмникам было приказано освободить от защитников укрепления Окольного города.[45] Вероятно, приказ Делагарди объяснялся тем, что он, зная склонность наёмников к грабежу, не хотел разграбления города, желая сохранить его для шведской короны. Этим же объясняется запрет Делагарди своим частям переходить через Великий мост на Торговую сторону, где находились купеческие лавки.

    Город загорелся, население в панике металось по улицам, затрудняя прицельную стрельбу русских и передвижение их частей. Шведы быстрыми ударами захватывали улицу за улицей.[46] Если шведы встречали сопротивление, они поджигали те дворы, где укрывались защитники города (как это было в случае с протопопом Амосом).

    Делагарди не отдал приказ о штурме городской крепости. Вероятно, он желал избежать лишних потерь, будучи информированным о недостаточной готовности крепости к сопротивлению и демонстрируя новгородским властям готовность к переговорам. Ожидания Делагарди оправдались. После коротких переговоров, 17 июля 1611 года Делагарди вступил в городскую крепость. Новгород полностью перешёл под контроль шведов.

    Таким образом, учёт всех сложившихся обстоятельств (отсутствие единства среди руководителей обороны Новгорода, плохое состояние укреплений), использование преимуществ своих отрядов в условиях быстрого штурма позволили Делагарди захватить город.

    1.4.Возможное влияние тактики и стратегии Якоба Делагарди на военные реформы Густава II Адольфа. Учитывая то значительное положение, которое занял Делагарди после своего возвращения в Швецию, закономерно предположить, что его боевой опыт, приобретённый во время боевых действий в 1611 году во время штурма Новгорода, был использован в период коренных реформ шведской армии, проведённых Густавом II Адольфом. Именно в Швеции начинается облегчение веса амуниции и доспеха пеших солдат и всадников. Это дало шведам дополнительную манёвренность во время боя и обеспечило возможность стремительных марш-бросков. Отсутствие доспеха восполнялось широким употреблением огнестрельного оружия конницей и пехотой.

    Также шведы стали использовать во время Тридцатилетней войны тайные подходы к армии противника (под покровом темноты или густого тумана) и стремительные атаки его конницей и пехотой. При Густаве II Адольфе шведы часто применяли отвлекающие удары по противнику небольшими отрядами, стараясь отвлечь его внимание от направления основного удара криками и залпами аркебуз.[47]

    Вероятно, что та особая роль, которую сыграли в стремительном взятии Новгорода шведские пехотинцы и финская конница, обусловила впервые в Европе отказ шведского правительства от преобладания в армии наёмников и начало её комплектования непосредственно из подданных шведского короля. Это значительно повысило дисциплину армии и её управляемость.[48]

    Именно эти реформы привели к впечатляющим успехам Швеции в Тридцатилетней войне и обеспечили ей долгое военное преобладание в Балтийском регионе.

    Уроки героической обороны Новгорода, вероятно, повлияли и на военную политику России, ускорив при первых Романовых европеизацию русской армии. При Михаиле Фёдоровиче в России появляется конница рейтар, набираемая из европейских наёмников, русская конница начинает использовать пистоли, в европейских частях русской армии преобладает легковооружённая пехота.

    Заключение.

    Таким образом, взятие Новгорода стало результатом не только разногласий среди командования обороной и возможного предательства, но и правильно выбранной Делагарди стратегии быстрого штурма с отвлекающими манёврами – у восточной части укреплений и у водяной башни, с использованием на главном направлении удара шведских частей и финской лёгкой конницы. Причинами этого выбора стало отсутствие у Делагарди тяжеловооружённых гусар, кирасир и пехотинцев, уроки неудачной битвы у Клушино, необходимость незаметного подхода к городу по выжженной местности.

    Военно-исторический анализ штурма 1611 года может быть продолжен. Целый ряд аспектов нуждается в дальнейшем исследовании. Прежде всего, это вопрос о степени самостоятельности Делагарди в принятии стратегических решений и о влиянии на него такого опытного командующего, как Горн и других военачальников (прежде всего, Коброна и Даниэля). Изучение роли Горна в шведской оккупации Новгородской земли также может стать предметом самостоятельного исследования.

    Военно-исторический анализ, использованный автором в этом исследовании, позволяющий соотнести конкретные исторические обстоятельства с вопросами избранной стратегии и тактики может быть плодотворен и в изучении этих тем.

    Результаты анализа военных аспектов штурма Новгорода в 1611 году могут использоваться не только для проведения занятий, посвящённых событиям Смутного времени в образовательных учреждениях Новгородской области, но и для масштабной исторической реконструкции, посвящённой штурму Делагарди. Её можно проводить близ бывших Чудинцевых ворот, на широкой удобной площадке у городского вала, рядом с центром ГОРОД (Городской дворец культуры).

    Источники:

    1.Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века.М., Памятники исторической мысли, 2000.2.Книга глаголемая новый летописец. М., 1965.3.Новгородская третья летопись//Полное собрание русских летописей. Т.3. Выпуск 2. СПб., 1879.

    4.Петрей П. История о великом княжестве Московском, происхождении великих русских князей, недавних смутах, произведённых там тремя Лжедмитриями, и о мсоковских законах, нравах, происхождении, вере и обрядах.//О начале войн и смут в Московии. М., 1997.

    5.Шаум М. Истории достопамятных происшествий, случившихся со Лже-Димитрием и о взятии Великого Новгорода. Текст по изданию: Коваленко Г.М. Великий Новгород. Взгляд из Европы. XV-начало XX в. СПб., Издательство «Европейский дом», 2010.

    Библиография

    1.Варенцов В.А., Коваленко Г.М. В составе Московского государства. Очерки истории Великого Новгорода конца XV – начала XVIII в. СПб., 1999.

    Замятин Г.А. Россия и Швеция в начале XVII века. СПб., 2008.

    2.Кобзарева Е.И. Шведская оккупация Новгорода в период Смуты XVII в. М., 2005

    3.Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. М., ООО «Фирма СТД», 2008.

    4.Кузьмина Н.Н., Филиппова Л.А. К вопросу о датировке основы шведского плана осады Новгорода 1611 г.//Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1987.М., 1988

    5.Курбатов О.А.Наёмный корпус Делагарди на службе царя Василия Шуйского: опыт ведения нидерландской военной системы в России в начале XVII века//Военно-исторический журнал «Цейхгауз»,№3, 2002. Выпуск 19.

    6.Лапшов С. Гаккапелиты. Финские рейтары шведской армии в войнах XVII века. (http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Lapshov.pdf).

    7.Платонов С.Ф, Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.: Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время. М., Наука, 1990.

    8.Разин Е.А. История военного искусства. Т.3. М., Издательство «Полигон», 1999.9.Разыграев А.В. Военный костюм Тридцатилетней войны. (http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=20773)

    10.Седов П.В. Захват Новгорода шведами в 1611 г.//Новгородский исторический сборник, № 4(14). СПб., 1993.

    11.Седов П.В.Интриги Смутного времени, или Как холоп Шваль предал новгородцев. Военно-исторический журнал «Цейхгауз». №2, 1996.

    12.Селин А.А. Новгородское общество в эпоху Смуты. СПб., Издательство «Русско-Балтийский информационный Центр «БЛИЦ», 2008.

    13.Сюндберг Х. Жизнь в Новгороде во время шведской оккупации 1611-1617 гг. //Новгородский исторический сборник. Выпуск 6 (16). СПб., 1997.

    14.Янин В.Л. Планы Новгорода Великого XVII-XVIII веков. М., Наука, 1999.


    1. Арне А. Новгород во время шведского владычества по Балтийскому Поморью (1611-1617)//Труды XV археологического съезда. Т.1, М., 1914; Норландер Х. Оккупационный архив Новгорода 1611-1617 гг. //Новгородский исторический сборник. Выпуск 6 (16). СПб., 1997; Его же: Местоположение новгородских кабаков в период шведской оккупации//Новгородский исторический сборник. Выпуск 6 (16). СПб., 1997; Кобзарева Е.И. Шведская оккупация Новгорода в период Смуты XVII в. М., 2005; Её же: Новгородская земля и шведы в период Смуты XVII в. (автореферат диссертации). (http://www.dissercаt.com/content/novgorodskaya-zemlya-i-shvedy-v-period-smuty-xvii-v); Лилеев В. Шведская интервенция XVII в. // Исторический журнал. № 1, 1940; Селин А.А. Новгородское общество в эпоху Смуты. СПб., Издательство «Русско-Балтийский информационный Центр «БЛИЦ», 2008; Сюндберг Х. Жизнь в Новгороде во время шведской оккупации 1611-1617 гг. //Новгородский исторический сборник. Выпуск 6 (16). СПб., 1997; Шепелев И.С. Шведская интервенция в России в 1610-1611 гг. и отношение к ней Первого земского ополчения//Сборник научных трудов Пятигорского Государственного педагогического института. Выпуск 4. Пятигорск, 1949; Шунков В.И. народная борьба против польских и шведских оккупантов в началеXVII в.//Исторический журнал. №1-2, 1945.Библиографической редкостью стала работа Г.А. Замятина о борьбе между Россией и Швецией за Новгородскую землю: Замятин Г.А. Из истории борьбы Польши и Швеции за Московский престол в начале XVII столетия. Падение кандидатуры Карла Филиппа на Московский престол и. воцарение Михаила Фёдоровича. Юрьев, 1918. Военным аспектам штурма Новгорода шведами посвящена статья П.В. Седова:Седов П.В. Захват Новгорода шведами в 1611 г.//Новгородский исторический сборник, № 4(14). СПб., 1993.
    2. Разин Е.А. История военного искусства. Т.3. М., Издательство «Полигон», 1999. С.124-126.
    3. Там же. С.160.
    4. Книга глаголемая новый летописец. М., 1965.
    5. Новгородская третья летопись//Полное собрание русских летописей. Т.3. Выпуск 2. СПб., 1879.
    6. Шаум М. Истории достопамятных происшествий, случившихся со Лже-Димитрием и о взятии Великого Новгорода. Текст по изданию: Коваленко Г.М. Великий Новгород. Взгляд из Европы. XV-начало XX в. СПб., Издательство «Европейский дом», 2010.
    7. Петрей П. История о великом княжестве Московском, происхождении великих русских князей, недавних смутах, произведённых там тремя Лжедмитриями, и о мсоковских законах, нравах, происхождении, вере и обрядах.//О начале войн и смут в Московии. М., 1997.
    8. Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века.М., Памятники исторической мысли, 2000.
    9. Седов П.В. Захват Новгорода шведами в 1611 г.С.114.
    10. Там же.С.115.
    11. Смотри: БуссовК.Московская хроника//О начале войн и смут в Московии. М., 1997.
    12. Шаум М. Истории достопамятных происшествий… С.187.
    13. Подробный анализ проблем датировки шведского плана штурма Новгорода и его источников дан:Кузьмина Н.Н., Филиппова Л.А. К вопросу о датировке основы шведского плана осады Новгорода 1611 г.//Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. 1987.М., 1988; Янин В.Л. Планы Новгорода Великого XVII-XVIII вв.М., Наука, 1999.. С.8-11.
    14. Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. М., ООО «Фирма СТД», 2008. С.676; Платонов С.Ф, Очерки по истории смуты в Московском государстве XVI-XVII вв.: Опыт изучения общественного строя и сословных отношений в Смутное время. М., Наука, 1990. С.234.
    15. Фигаровский В.А. Отпор шведским интервентам в Новгороде//НИС. Новгород, 1938. Вып. 3–4. С. 62–64; Очерки по истории СССР: Период феодализма. Конец XV – начало XVII в. М., 1955. С. 574.
    16. Седов П.В. Захват Новгорода шведами в 1611 г.//Новгородский исторический сборник, №м4(14). Новгород, 1993.
    17. Седов П.В.Интриги Смутного времени, или Как холоп Шваль предал новгородцев. Военно-исторический журнал «Цейхгауз». №2, 1996.
    18. О популярности Делагарди в России свидетельствует сочувственное описание его реакции на смерть М.В.Скопина-Шуйского автором «Писания о представлении и погребении князя Скопина-Шуйского»: Памятники литературы Древней Руси. Конец XVI-начало XVII веков. М., Художественная литература, 1987. С.62-65.
    19. Шаум М. История достопамятных происшествий, случившихся со Лже-Димитрием и о взятии Великого Новгорода//Коваленко Г.М. Великий Новгород. Взгляд из Европы. XV — начало XX в. СПб., Издательство «Европейский дом», 2010. С.181-182; Петрей П. История о великом княжестве Московском. С.187.
    20. Книга глаголемая новый летописец. С.114.
    21. Седов П.В.Интриги Смутного времени… С.34.
    22. Коваленко Г.М. Великий Новгород. Взгляд из Европы. XV — начало XX в. С.176.
    23. Седов П.В. Захват Новгорода шведами в 1611 г.С.110.
    24. Там же. С.112.
    25. Делагарди был вынужден оставить своб артиллерию после поражения пол Клушино: Буссов К. Московская хроника. С.134; Костомаров Н.И. Смутное время Московского государства в начале XVII столетия. С.231.
    26. Книга глаголемая новый летописец. С.111. Новгородская третья летопись. С.234.
    27. Книга глаголемая новый летописец. С.111.
    28. Буссов К. Московская хроника. С.135.
    29. Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века. С.159.
    30. .Там же. С.149-166.
    31. .Разин Е.А. История военного искусства. Т.3. С.249.
    32. Лапшов С. Гаккапелиты. Финские рейтары шведской армии в войнах XVII века. (http://www.reenactor.ru/ARH/PDF/Lapshov.pdf).
    33. Разин Е.А. История военного искусства. Т.3. С.254; Разыграев А.В. Военный костюм Тридцатилетней войны.(http://www.reenactor.ru/index.php?showtopic=20773)
    34. Шаум М. История достопамятных происшествий… С.181.
    35. Там же. С.181.
    36. Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века. С.177.
    37. Там же. С.176.
    38. Шаум М. История достопамятных происшествий… С.181.
    39. Янин В.Л. Планы Новгорода Великого XVII-XVIII вв.С.9.
    40. Петрей П. История о великом княжестве Московском…C.143; Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века. С.177
    41. Шаум М. История достопамятных происшествий… С.181.
    42. Разин Е.А. История военного искусства. Т.3.С.169.
    43. Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века. С.177.
    44. Там же. С.175.
    45. Шаум М. История достопамятных происшествий… С.182.
    46. Шаум М. История достопамятных происшествий… С.182; Видекинд Ю. История шведско-московитской войны XVII века. С.177.
    47. Разин Е.А. История военного искусства. Т.3. С.259.
    48. Там же. С.260.

Переход на главную страницу «Творческие дела ученические»

ПЕРЕХОД НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ