Пасхальные действа

Пасха – главнейший христианский праздник Воскресения Христова – Праздников Праздник. После Пасхи начиналась весёлая Пасхальная Седмица, от Великого Поста христиане переходили к радостям и застольям. Праздничные представления на Пасху давались во многих городах Западной Европы, в них участвовали как миряне, так и клирики. Первоначально на Пасху изображали шествие Жён-мироносиц к Гробу Господню. Согласно Евангелиям, после погребения Христа три женщины пришли к Его Гробнице, чтобы помазать умершего благовонным веществом – миром. Однако камень, закрывавший вход в Гробницу, был отвален в сторону, а сам Гроб Господень опустел. Жёны-мироносицы увидели ангела, который возвестил им, что Христос воскрес.

            Алтарная часть средневекового храма служила изображением пещеры, в которой похоронили Христа. Под торжественное пение трое молодых клириков, изображающих святых Жён-мироносиц подходили к алтарю. Там их встречал другой клирик в нарядном облачении, изображавший ангела. Жёны-мироносицы спрашивали – почему гробница опустела? На это ангел торжественно возвещал о Воскресении. Хор радостно славил воскресение Бога. На этом Пасхальное действо первоначально и заканчивалось. От клириков, участвующих в нём требовалась особая торжественность в движениях и умение изображать возвышенные чувства.

            Позднее Пасхальные действа стали более сложными. Они стали делиться на несколько частей: в начале могло изображаться получение платы воинами, которым поручили охранять Гробницу, чтобы Тело Христа не похитили Его ученики. Воины пересчитывали денежки и похвалялись, что отныне никакой великан не посмеет приблизиться к Гробнице. Неожиданно появлялся ангел, который погружал воинов в сон. Следовала величественна сцена Воскресения Христа, сопровождаемая религиозными песнопениями. Затем воины просыпались и видели Гробницу опустевшей. Воины устраивали потасовку, обвиняя друг друга в ротозействе, а затем пораскинув мозгами, решали, что Христа похитили, чтобы отобрать у них плату. Простаки-воины были комическими персонажами, однако потешаясь над ними, зрители не забывали о религиозном характере праздника.

            Комическими персонажами были и черти. В Пасхальных играх лицедеи, надевшие маски нечистых духов, выводили связанного Люцифера и сажали его на бочку. Люцифер плакался о том, что Христос избавил множество душ от грехов и вывел из ада грешников. Черти говорили, что поймали одного грешника и подводили к Люциферу монаха. Тот вовсю ругал чертей, бил и пугал их. Потасовка и перебранка чертей с монахом смешила зрителей. Смех помогал им преодолеть страх перед нечистой силой.  С трудом избавившись от драчливого монаха, Люцифер призывал чертей начать новую охоту за душами – на этот раз за детьми, которых легче склонить к греху.

            Ещё одним комическим персонажем был слуга лекаря по имени Рубин. Рубин толок в ступке чудодейственное лекарство из комариного жира, колокольного звона, муки из мух и прочих необыкновенных веществ. С помощью этого лекарства Рубин излечивал любой недуг, а кроме того – воскрешал мертвецов, возвращал старухам молодость и творил иные великие чудеса.

            Чередование возвышенного, трагического и комического производило на зрителей чрезвычайно сильное впечатление, а вступления мощного хора, славившего Пасху, придавало представлению более яркий религиозный характер. Актёры теперь большое внимание уделяли жестам и пластике, с помощью которых выражали свои чувства – в скорби воздымали руки или закрывали ими лицо, скакали и подпрыгивали, если хотели показать радость. Язык представлений приблизился к народному, поощрялось умение обращаться напрямую к зрителям. Понятия сцены как таковой ещё не существовало, актёры могли играть прямо среди народа, смело выходя к нему и иногда вовлекая в само действие. Зрители с серьёзностью верили происходящему перед ними, они считали что присутствуют при подлинном Воскресении Христа.

            В Пасхальных действиях проявлялась и соборность – актёры выступали едиными группами – апостолы, нечистые духи, стражники, сопереживая друг другу и вступая в постоянный контакт между собой. Поскольку все актёры воспринимались зрителями как единое целое то не было принято выделять каких-либо актёров. Успех наиболее талантливых исполнителей воспринимался как успех всей группы лицедеев.

            Однако церковь, хотя в определённых случаях и не препятствовала проведению Пасхальных представлений, старалась контролировать их. Если актёры, изображавшие апостолов начинали говорить излишне по простонародному, подтрунивая друг над дружкой, или позволяя грубоватые выражения, или если святая Мария Магдалина начинала петь народные песни про любовь, то священнослужители требовали изъятия подобных сцен или вообще запрещали театрализованные игры на Пасху.

К оглавлению