Праздники Новгородские церковные

Почитает народ новгородский праздники святые, ведь крещена наша земля ещё со времён святого князя Владимира Святославича. И вершили новгородцы в дни праздничные великие действа.

В предпоследнее воскресенье перед праздником Рождества Христова в Софии, Премудрости Господней играли действо о трёх святых отроках Анании, Азарии и Мисаиле, которых нечестивый царь Навуходоносор повелел бросить в печь огненную. Те отроки царскому изображению из злата не поклонились, а истинного Бога прославили. Вот за ослушание и разгневался на них царь Навуходоносор, решил придать лютой казни.

Ставят перед Рождеством посреди Софии искусные мастера печь-пещь высокую, собрана та пещь из брусьев длинных, обшита тканями разными. Умельцы те ткани распишут узорами причудливыми, да изображениями птиц и зверей. Под пещью горн ставят с угольями, а сама пещь сотнями свечей изукрашена.

Перед действом те свечи зажгут и осветят они всю пещь и Софию, словно яркие звёзды. В ожидании действа набьется в Софии народа целый храм, видимо-невидимо. Те, кто побогаче, да познатнее, могут на хоры взойти, а попроще люд внизу толпится, детишек кверху поднимает, чтобы малые дети увидели представление о казни святых отроков.

Вот и пение раздаются с хоров, славят Бога певчие. Выходят трое отроков, что изображают святых страдальцев Вавилонских. Облачены они в одежды богатые, в шапки меховые, горностаевые. Следом за отроками двое халдеев – прислужников Навуходоносора вышли, с ветвями пальмовыми. На главах у халдеев шеломы расписные, на плечах оплечье узорное, юбками алыми халдеи опоясаны. Угрожают халдеи отрокам карами лютыми, требуют поклониться золотому изображению царскому. Отроки же халдеям отказывают, поскольку запретил Бог поклоняться изображениям языческим. Тогда вводят халдеи отроков в огненную пещь, запирают за ними дверцы и начинают уголья в жаровне раздувать. Коли уголья плохо раздуваются, то халдеи на них подолами юбок машут. Распаляются уголья всё ярче и ярче, берут тогда халдеи длинные трубки и начинают через них в угли плаун-траву надувать. Ещё ярче разгорались уголья и казалось, что вся пещь от огня зарделась.

                    

А отроки голосами тихими да умильными печально пели, Бога славили. Тогда халдеи трубки с плаун-травой бросали, вокруг печи скакали, своего царя вавилонского славили и над отроками смеялись. Вдруг как ударит гром (это в бубны ударили) и спускают особые люди с софийских хоров на тонкихверёвицах изображение ангела, из дерева вырезанное. Халдеи перед ангелом ниц падали, дрожали мелко-мелко. Брали отроки ангела за крыла и трижды обходили с ним пещь, а халдеи изумлялись тому, что отроки в живых остались. После того ангела утягивали вверх, а халдеи выводили отроков из пещи. Певчие между тем пели радостно и торжественно о всемогуществе Божьем.

На Рождество и другая потеха в нашем городе была – друг другу бороды жечь. Возьмут новгородцы лучины горящие и к кому подойдут – тому бороды поджигают, а сами тому радуются.

Сначала с праздником поздравят, улыбнуться ласково. Кто незнаком с нравами новгородскими, тот расчувствуется – надо же, незнакомые люди с Рождеством поздравляют. Только захочет доверчивый прохожий в ответ слово приветное сказать, а ему – раз лучину горящую под бороду. Задымится борода, затрещит. Закричит подожжённый, забегает, начнёт бороду в снег макать. Затушит бороду и кинется обидчика искать. А того уже и след простыл, поминай как звали.

На Вербное воскресение отмечают православные Вход Господа Христа в великий город Иерусалим. В этот день в Детинце представляют шествие с ослятей. Берут лошадку, которая посмирней, обрядят её в попону нарядную так, чтобы и голова лошадиная закрыта была. И нашиты на ту попону длинные ослиные уши. Теперь лошадка эта начинает изображать того самого ослятю, на котором Христос в Иерусалим въезжал. Заместо Христа Спасителя садится на ослятюсам Владыка Новгородской, глава Новгородской церкви. А знатные бояре того ослятю ведут под уздцы. Зазвонят колокола Софийской звонницы и всех церквей Господина Великого Новгорода, восславят праздник Вербного Воскресенья. Размахивают люди ветвями вербными, как прежде в Иерусалиме ветвями вайи – пальмы взмахивали перед Христом, восклицают все громко «Осанна!». Детишки побойчее на деревья заберутся, любуются оттуда праздником.

Так-то народ новгородский в прежние времена отмечал праздники церковные.

К оглавлению